(Russian) Хайно Стовер: У каждого человека, который хочет избавиться от зависимостей свой путь

Din păcate acest articol este disponibil doar în Rusă. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Директор Института по изучению зависимостей во Франкфурте, профессор, доктор Хайно Стовер из Германии прилетал в Молдову, чтобы провести трехдневный тренинг в Тирасполе под названием «Интеграция услуг по лечению ВИЧ, ТБ и зависимости в тюрьмах». Тренинг организовал молдавский офис ЮНОДК (Управление ООН по наркотикам и преступности). Мы напросились к известному врачу и ученному на интервью, но так заговорились, что беседа получилась слишком длинной. Ниже мы собрали самые интересные, на наш взгляд, мысли немецкого специалиста.

О тренинге в Молдове

Главная цель тренинга, который я провел – объединить людей из НПО, врачей пенитенциарной системы, людей из сообщества и тех, кто когда-то сам отбывал наказание в тюрьме. Все эти люди имели возможность открыто обсуждать существующие проблемы, а также выявлять пробелы в области здравоохранения в тюрьмах. Не думаю, что система поменяется только лишь после одного тренинга, но это еще шаг навстречу к переменам.

Об опыте Германии

В Германии в разных областях (землях) ситуация в тюрьмах также разная. Например, в Баварии нет совершенно никаких сервисов в области снижения вреда. И когда заключенный попадает в тюрьму, ему просто говорят: «Не делай пирсинг, тату, предохраняйся и не используй наркотики». Вот и все информирование.

Напротив, в других областях есть и метадоновая терапия, и презервативы в свободном доступе, а также лечение гепатита С и антиретровирусная терапия. Вот такая разная Германия.

О том, как должны происходить изминения

Рассказать вам, как происходят изменения? Они должны в первую очередь происходить на политическом и юридическом уровне. Для этого нужно несколько вещей: давить на правительство, добиваться прозрачности в политике и конечно же возмущаться, в определенных обстоятельствах.

Я четко убежден, что здоровье заключенных не должно рассматривать как нечто отдельное, оно является частью общественного здравоохранения. И за это отвечает государство. Ведь как только человека сажают за решетку, он тут же выпадает из системы медицинского страхования. И теперь государство отвечает за его здоровье. Очень важно чтобы оно выполняло свои обязательства.

Конечно государство – это прежде всего парламент, который состоит из определенных партий, и может вы лично даже не голосовали за них, но. Каждый из нас может внести свой вклад в то, чтобы улучшить уровень здравоохранения в тюрьмах. Вот вы, например, работаете в НПО, а кто-то может делать исследования в этой области, другой человек может обратиться в общество врачей, например, и предложить им на обсуждение какую-то тему. Способов изменить ситуацию много, главное найти подходящий.

unnamed (1)

О работе тюремных врачей

Вы, наверное, удивитесь, но тюремный врач в Бранденбурге, получает дополнительные 5 000 евро на руки каждый месяц поверх зарплаты. Представляете, они получают даже больше чем я в месяц.

И все равно, в наши дни быть тюремным доктором – это плохая репутация, к сожалению, даже у нас в Германии. Если ты скажешь на какой-нибудь вечеринке что ты тюремный доктор, ты испортишь всю вечеринку, честно вам говорю.

Работа врача в тюрьме – это комплексная работа, но к сожалению, ею мало кто гордится. А ведь тюремные врачи никогда не говорят про себя: «Я делаю очень важную работу для гражданского общества». Они как правило очень скромны, еще чаще в силу условий труда – изолированы от остального общества, от других врачей. Вот почему очень важно собирать их на офлайны, чтобы люди обменивались опытом, да и просто выходили за пределы тюремных стен.

Главные качества тюремного врача – независимость, умение брать на себя ответственность за здоровье иногда до 5 000 заключенных и конечно же профессионализм высшей степени.

О людях и отношении

В тюремной системе, как и в любой другой, очень многое зависит от людей. И когда они уходят – все рушится. Поэтому очень важно документировать экспертизы, писать протоколы, руководства, чтобы когда уходили люди, не рушились сервисы.

Почему не смотря на программы снижения вреда, эпидемия ВИЧ в тюрьмах продолжается? Я имею ввиду Молдову. Здесь проблема не в деньгах. Проблема в отношении. Вам могут выделять тонны денег, но если нет отношения, ничего не работает. Я всегда привожу следующий пример: вы можете лететь на аэроплане и сбрасывать миллионы презервативов над Африкой, но это не сработает, потому что для них презервативы – от дьявола. Уметь поменять это самое отношение – сложнее всего.

Если вы спросите обычного человека, как надо наказывать преступника в тюрьме, он назовет минимум 10 позиций – лишить воды, лишить еды, заставлять работать. А ведь единственное наказание преступника в тюрьма – само лишение свободы. Это самое важное, что можно отнять у человека.

Об альтернативе заключению и легализации наркотиков

Я поддерживаю альтернативные меры заключения для наркозависимых, правда. У нас в Германии человек взамен заключению может заплатить штраф, поработать в пользу общества, побыть волонтером в какой-либо организации или носить электронный браслет. У него есть выбор.

В Германии многие земли выступают за легализацию каннабиса для личного пользования, посмотрим чем все это закончится. Конечно я как врач за легализацию, не только каннабиса, но и других наркотиков. Но не для всех, а для тех, кому это действительно нужно.

Вообще многие забывают о том, что наркотики могут быть полезными в маленьких дозах и при правильном потреблении. Мы все взрослые люди и понимаем, что говорим о вещах, которые доказаны наукой. Я лично знаю людей, которые используют наркотики для самолечения. Нацисты и японцы, например, использовали наркотики во время военных наступлений. Доказано что Гитлер и Черчилль были зависимыми от кристаллического мета. У них обоих после смерти нашли рецепты на этот наркотик.

О том, почему возникает зависимость и как с ней бороться

Где та грань, которая разделяет зависимость от разумного потребления? Как только наркотики включаются в метаболизм и становится его частью – возникает зависимость и человек теряет контроль над своим употребление.

Но опять же, ты можешь колоться 7 раз в день, при этом продолжать работать и быть полезным в обществе. Точно так же могут жить нормальной жизнью алкоголики и курильщики. Все зависит от человека и от того, как общество к нему относится. Отличный пример с алкоголем: 2-3 бокала хорошего вина в неделю после работы без последствий – приемлемо. Но алкоголь с самого утра, трясущиеся руки, потеря сознания, невменяемое состояние – это выходит за рамки нормы и это уже проблема.

С уверенностью заявляю, что опиаты менее вредны, чем алкоголь и сигареты. Извините, если говорю это, но это правда.

Я курил много лет по 20-30 сигарет ежедневно. А бросил я в тот день, когда 33 года назад родилась моя дочка. Она появилась на свет раньше срока, с очень маленьким весом. Они с женой лежали в больнице, дочка в барокамере и я постоянно выходил покурить. В какой-то момент я поймал себя на мысли, что веду себя как идиот! Ведь я курил в то время, как моя крохотная дочь боролась одна за свою жизнь. С тех пор я не курю.

Я думаю, что уходить с наркотиков без заместительной терапии, намного больнее, если можно так выразиться. И конечно метадон в этом очень помогает тем, кто не готов терпеть эту боль.

У каждого человека, который хочет избавиться от зависимостей свой путь. И то, что помогло одним, не обязательно поможет другим.

Записала Лена Держанская
Благодарим Инну Ткач за помощь в организации интервью и фотографии

От автора: позиция героя может не совпадать с позицией организации „Позитивная Инициатива”. Это интервью – всего лишь точка зрения специалиста.

positivepeople.md