(Russian) Александр Пынзарь: В первую очередь мы должны делать все возможное, чтобы предотвратить преступления

Sorry, this entry is only available in Russian and Romanian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in this site default language. You may click one of the links to switch the site language to another available language.

Начальник Генерального Инспектората Полиции Александр Пынзарь с первого дня управлением молдавской полицией старается быть ближе к народу. Пользуясь его расположением, мы решили взять у него интервью и расспросили по существу о том, как стражи правопорядка борются с наркотиками и когда, наконец, мы обретем коммунитарную полицию.

Господин Пынзарь, вы активно принимали участие в публичных дебатах «Альтернатива заключению для наркозависимых», почему вы приняли наше приглашение и согласились?

Во-первых, борьба с наркоманией и наркотрафиком входит в мою компетенцию. Во-вторых, я непосредственно работал над раскрытием преступлений в сфере наркотрафика и знаю проблему изнутри. Наконец, в-третьих, некоторое время назад я был директором Департамента пенитенциарных учреждений и поэтому знаю, какие меры наказания используются в отношении этих лиц и могу оценивать их эффективность. Плюс моя гражданская позиция довольно активная и поэтому я с удовольствием посетил это мероприятия. Кстати, спасибо за приглашение.

Всегда рады. Возвращаясь к дебатам, вы тогда поддержали позицию большинства и согласились с тем, что наркомания – это болезнь. Вы правда так думаете?

Знаете, когда много лет назад я работал в сфере предотвращения наркотрафика, у меня на учете состояли около 200 человек потребителей. И помимо того, что я занимался раскрытием преступлений, я находил время и говорил с этими людьми. Абсолютное большинство из них утверждали, что они – узники зависимости. Никто из них не желал себе такого будущего, но наркомания подавляет силу воли, разрушает психику и здоровье человека, и, те, кто никогда не хотели быть наркоманами, страдали от своей беспомощности. С точки зрения науки, любая зависимость – это болезнь. Мое мнение на этот счет следующее – потребитель наркотиков является больным, и он нуждается в комплексном лечении, которое могут обеспечить не только врачи, но и другие специалисты в этой области.

ALP_1348

Какой вы видите роль обычного полицейского (районного, сельского, к примеру) в борьбе с наркотической зависимостью и распространением наркотиков?

Роль полиции четко предусмотрена законом, в частности законом о предотвращении и раскрытии преступлений, связанных с наркотиками. К счастью, сегодня меняются тенденции и больший акцент ставят на предотвращение преступлений, связанных с наркотиками. Когда много лет назад я работал рядовым полицейским, с меня спрашивали – сколько я раскрыл преступлений. Это неправильно, потому что в первую очередь мы должны делать все возможное, чтобы предотвратить эти преступления.
И я хочу поблагодарить все НПО, а также участников других структур и ответственных лиц, которые собирают моих коллег на рабочие группы и меняют наши взгляды, наши подходы – от раскрытия к предотвращению. Это не значит, что мы не должны раскрывать преступления и этим в наши дни занимаются серьезные структуры. Но я бы очень хотел, чтобы на местном уровне, участковые инспектора использовали меры предотвращения, чтобы они активно принимали участие в рабочих группах, встречались с докторами, с профильными организациями и вместе находили решение проблемы. Например, перенаправляли зависимого в реабилитационные центры по месту жительства, рассказывали о медицинской помощи, которую зависимый может получить в медучреждениях, а также информировали о программах снижения вреда. Все это может помочь человеку скорректировать его поведение, криминальное в том числе.

Расскажите, какие отделы в полиции занимаются борьбой с наркотиками? Как это происходит в реальности?

У нас есть профильное управление по борьбе с наркотрафиком. На их плечи возлагается внедрение политик, направленных на предотвращение потребления и борьбу с распространением наркотиков, плюс непосредственно у нас есть отделы, которые занимаются борьбой с международным, внутренним трафиком, борьбой с выращиванием и производством наркотиков. Я считаю, что мы постепенно должны вовлекать в эту деятельность участковых инспекторов, которые непосредственно каждый день находятся на участке и выявляют проблемы граждан. Мы начали и уже учим их, как реагировать в случае, если инспектор выявляет потребителя в своем районе, или место, где распространяют, готовят наркотик.

Вообще, нужно учитывать, что борьба с наркотиками опирается на три главных факторах: сокращение предложения наркотиков, сокращение спроса на наркотики и снижение рисков, связанных с употреблением наркотиков.

В дополнение к работе, проделанной полицией по предотвращению и борьбе с незаконным оборотом наркотиков, очень важно, чтобы снижалось число потребителей.

Сотрудники полиции вместе с представителями гражданского общества также посещают учебные заведения, чтобы рассказывать ученикам о рисках и вреде наркотиков. Часто на подобные встречи мы приглашает бывшего потребителя, который описывает его собственный опыт и боль, с которой он столкнулся. Личный пример борьбы всегда убедительно действует на учеников.

Мы все прекрасно знаем, что наркотики – это не только сами потребители, но и те, кто их завозит, продает, рекламирует. Как полиция борется с ними? Например, с теми, кто распространяет синтетические наркотики через интернет и различные мессенджеры?

Мы исходим из того, что полиция должна быть там, где есть проблема, опасность. Раньше эта опасность была в ночных клубах, к примеру, а сегодня она переместилась в интернет. Поэтому в рамках закона мы пытаемся быть и там, в социальных сетях, мессенджерах, внутреннем интернете. Но закон нас ограничивает и мы, например, не можем блокировать хэштеги или отдельные аккаунты. Хотя в Европе такая возможность есть. Мы пытались предложить соответствующие изменения в закон, но не нашли поддержки.

Однако у нас действует специальное подразделение, которое занимается преступлениями в интернете. Несмотря на то, что интернет развивается очень динамично, в нашей стране опасностей в сети намного меньше, чем в других странах, той же Европы. Но мы работаем над этим.

Я часто вижу по городу эти надписи на заборах «Спайсы» и номер ватсапа, или вайбера. Я могу обратиться к вам с просьбой предпринять меры, как гражданин?

Конечно! Малого того, я прошу вас и других жителей обращаться в полицию, когда вы видите подобные вещи – фотографируйте и высылайте нам фото с точным адресом. Вы можете сделать это через вайбер, телефон, наш сайт. Мы рассматриваем все обращения оперативно и добросовестно.

20748029_1117529298347381_4618520122232229429_o

Наравне с новостями о задержанных продавцах наркотиков, периодически появляются новости о том, что полицейские занимались незаконной перепродажей наркотиков и так далее. Вы можете объяснить, почему до сих пор возникают подобные случаи, другими, словами почему полицейские переступают закон, зачем они это делают?

На данный момент у нас порядка 8000 сотрудников полиции и к сожалению, у нас есть такое явление, как коррупция, а также злоупотребление служебных положением, незаконное вовлечение в преступную деятельность. Прежде всего это возникает из-за нехватки кадров, а также из-за их недостаточной компетенции. С одной стороны мне неприятно, когда я вижу такие новости, но с другой – я понимаю, что мы честны перед гражданами страны. Потому что когда-то, мы обещали, что будем транспарантными и будем говорить обо всем, что происходит в полиции. Более того мы будем конструктивно бороться со всеми случаями, когда полицейские нарушают закон. Особенно когда они вовлекаются в незаконные действия, связанные с наркотиками.

Мое личное отношение следующее: я считаю, что это преступление, когда полицейский продает наркотики или вовлечен в продажу или трафик. И оно вдвойне тяжелее, потому что человек находился при исполнении своих служебных обязанностей. Наказание за это довольно суровое.

В последнее время мы много говорим о так называемой коммунитарной полиции, в основе которой «дружелюбный полицейский». Как вы думаете, когда наша полиция окончательно станет такой?

Я более оптимистичен и считаю, что мы уже многое достигли и сегодняшняя полиция намного более дружелюбная, чем 20 лет назад. Знаете, у нас в полиции неофициальная поговорка такая – каждое действие вызывает противодействие. Если человек, с которым сотрудничает или взаимодействует полицейский дружелюбный, вежливый, то и мы будем такими. Но если он переступил закон, мы должны быть профессиональными и действовать согласно закону, иногда это происходит чуть более жестко.

Я убежден, что безопасное общество может быть создано только совместными усилиями полиции и самих граждан. Укрепление общественной безопасности путем вовлечения сообщества в деятельность полиции является одной из наших целей, которую мы постепенно реализуем. В четырех районах страны уже пилотируется программа «коммунитарной» полиции. На основе полученных результатов будет разработана концепция деятельности по охране общественного порядка, которая будет внедрена с 2018 года, и это также является одной из целей «Стратегии развития полиции на 2016-2020 годы.

Вы были начальником Департамента пенитенциарных учреждений, поэтому не понаслышке знаете о том, как отбывают заключение потребители, которые оказались в тюрьме за непосредственно потребление. Как вы думаете, наша тюрьма все-таки исправляет таких людей?

Вы затронули очень тонкий момент, одно могу утверждать – за любое правонарушение гражданин должен понести наказание. Какое наказание – здесь уже должны высказаться специалисты. Из моей практики, я скажу больше как гражданин, – не всегда, когда помещаешь человека в тюрьму, то он обязательно исправляется. Есть и другие, альтернативные меры наказания, которые можно использовать. Но наказание должно быть неотвратимым. Я не считаю, что наистрожайшие меры могут исправить человека, в каждом отельном случае нужен тонкий психологический анализ. Я знаю одно, человек должен почувствовать себя человеком, а не заключенным, мы должны доверять ему. Закон четко описывает откуда и покуда должно исходить это доверие.

15578762_929926473774332_2619703848106064410_n

Вы работали в полиции 20 лет назад и сегодня вы возглавляете полицию. Можете сравнить отношение полицейских к потребителям наркотиков тогда и сейчас? Ну и конечно же саму систему полиции – тогда и сейчас?

Наше развитие происходит очень динамично, по-другому и нельзя. Тогда, 20 лет назад, мы были выходцами из СССР, наше видение было совсем другое, совершенно не направленное на гражданина. Все было вокруг цифр, а гражданину разве нужны цифры? Ему нужна уверенность, что он в безопасности и когда ему нужна будет защита, он ее получит от полицейского. Сейчас мы решили вступать в диалог с населением, узнавать какие у них проблемы, что их беспокоит, чего они ждут от нас. Мы делаем это через разные инструменты, в том числе через участие в публичных встречах, форумах, через акции, флешмобы и социальные сети. От централизации указаний – мы идем к потребностям человека в разных населенных пунктах. И если раньше полиция воспринималась как некая сила, то сегодня мы являемся некой услугой, которая направлена в первую очередь на нужны граждан. В том числе на реабилитацию и помощь зависимым людям.

Лена Держанская

positivepeople.md